Пикси

По поводу статьи Эйпштейна "Роза Мира и царство антихриста: о парадоксах русской эсхатологии"

Только что прочитал статью Эпштейна "Роза Мира и царство антихриста: о парадоксах русской эсхатологии". Статья интересная, не спорю, и вобщем-то это даже хорошо, что она появилась. Однако, вот такие я хотел бы сделать комментарии:

1) Самое главное, на мой взгляд - это то, что автор принимает идею страданий мира и несовершенства человека, как НОРМУ, а не как текущее состояние дел, которое и можно и нужно исправить. Он и подчёркивает, что "страдания невинных не могут быть искуплены здесь на этой земле, потому что земля наша соприкасается мирам иным, которые могут быть только предметом веры и надежды, а не позитивного знания. Семя, попавшее на эту землю, должно страдать и умереть, чтобы дать всходы и плоды в жизнь вечную..." и ссылается далее на Евангелие от Иоанна, главу 12, стих 24 (это из главы 5 "Теократия и атеизм). Вот из этой посылки, мне видится, и исходит вся концепция критики Эпштейном социальных мероприятий Розы Мира.
Тут тогда уместно задать вопрос: А ЗАЧЕМ ПРИХОДИЛ НА ЗЕМЛЮ ХРИСТОС?
В самом деле, зачем? Если искупить страдания нельзя, если иные миры знать тоже нельзя, а можно только верить в них. Из этого напрямую следует, что и Бога знать нельзя, а можно только верить в Него. Правильно?
Но это же идёт абсолютно вразрез с православным вероучением! Весь смысл ОБОЖЕНИЯ заключается в том, что человек может подниматься в совершенство Нового Адама - Иисуса Христа. Что, более того, такое восходящее движение человека и есть его ПРИЗВАНИЕ и смысл всей его жизни, как земной, так и внеземной. Христос обрёл плоть человека, "стал человеком, чтобы человек мог стать богом", стать ЦЕЛИКОМ, между прочим, то есть в теле своём! Иначе не было бы смысла в воскресении во плоти, в этой победе над смертью! А, коль скоро, человек призван обожиться во плоти, то это означает, что и вся природа призвана обожиться через этот мистический акт вместе с ним. Вся земля, весь мир, весь Энроф, если пользоваться терминами Андреева. Иначе мы получаем разновидность монофизитства - то есть, что плоти и физическому миру всё равно конец, он в страданиях и грехах лежит, тут ничего не поделаешь, стало бы ничего делать и не надо, спасай душу, чего уж там!..
Ссылка на вышеозначенный стих из Иоанна - это тоже, либо недостаточно ясное понимание того, что он означает, либо преднамеренное искажение. Вот прочтите его сами. Какие ощущения возникают? О чём он? Христос, во первых, в нём говорит о СЕБЕ, о своей дальнейшей судьбе, что ЕМУ предстояло пострадать, чтобы другие обрели этот "плод в жизнь вечную". Здесь также раскрывается и идея самопожертвования христианина ради своих ближних, но абсолютно не утверждается никакой скептицизм относительно возможностей человеческого совершенствования в мире сём ("будьте совершенны, как Отец Мой Небесный совершенен!") и абсолютно никак не утверждается НОРМАЛЬНОСТЬ земных страданий.
Если бы речь шла о нормальности страданий, то для чего, скажите, Христос исцелял больных? Для чего давал зрение слепым, здоровье прокажённым? Для чего кормил пятью хлебами толпу голодного народа? Для чего рассказывал притчу о добром самарянине? Ну, казалось бы, если страдать в мире ПОЛОЖЕНО ради будущих райских блаженств, то зачем подбирать валяющегося при дороге? Ну валяется себе да и пусть валяется! - а может ему за это воздасться больше? а вы ему поможете и лишите его, такми образом, награды за страдания. Правильно?
Вот такой подход Эпштейна очень сильно расстраивает. В сущности своей он ведёт к развоплощению, к бегству человека из мира, к бегству души от тела, к отданию мира на откуп порокам и страданиям. А христианское призвание "быть в мире, но не от мира" точно так же, как и сам Христос делал и жил.
Тут мы с Эпштейном сильно расходимся. И мне кажется, что тут Эпштейн расходится и с самим Христом. Но именно из этого же корня происходит и вся концепция его критики! То есть с самого начала отвергается возможность поднятия нашего греховного мира до уровня Царства Божиего, а идеи подобного рода рассматриваются автором в категориях "низведения неба на землю". Хочется спросить: ну почему именно НИЗВЕДЕНИЯ? Почему не СУБЛИМАЦИИ земли до уровня небес? Откуда такое преобладание отрицательного вектора во взгляде на жизнь?
А вот и другое проявление этого вектора. В самом начале 8-й главы мы читаем: "Разделение церквей есть не только признак человеческого несовершенства, неспособности к взаимопониманию, но и выражение прямой власти Бога над миром, котороая не передоверяется полностью ни одной из священнических иерархий". То есть разделение - от Бога? У нас в церкви обычно говорили, что все разделения в мире от сатаны (ибо сатана с разделения и начал), а от Бога наоборот - единство, а тут оказывается, что Бог разделяет... Гм, разделяет и властвует, да?... А как же на каждой литургии во время Великой ектеньи мы молимся "о благостоянии святых Божиих цеквей и о соединении всех"?... Но шокирует -то меня даже не столько это, сколько, опять-таки, утверждение сего текущего и прискорбного положения дел, как НОРМЫ, во веки данной, от разрушения вавилонской башни и смешения языков, типа, пришедшей... А, как же тогда "во Христе нет ни иудея, ни эллина, но всё новая плоть" и "идите, научите ВСЕ народы..." Чего их учить-то тогда? Зачем? Если все разделения по Божьему плану и для нашего же блага?
Далее. Эпштейн спорит с Соловьёвым в середине 5-ой главы, фактически указывая на то, что "спасение отдельной души человеческой" и есть высшая задача христианства. Это не совсем так. Св. Серафим Саровский говорил: "стяжай Духа Свята и тысячи спасутся вокруг тебя". Он не сказал: спасись сам и на том возрадуйся. Я знаю, часто эти слова интерпретируют, как призыв именно к примату индивидуального спасения. Но следует помнить, что они были произнесены, как ответ на вопрос: что же делать христианину для того, чтобы спасти мир? То есть, видите, здесь снова речь идёт об ориентации на помощь ближним, на избавление ВСЕХ (этих тысяч вокруг) от путей греха и погибели, что своей земной жизнью святой Серафим недвусмысленно засвидетельствовал... "О свышнем мире и о спасении душ НАШИХ, Госполу помолимся!..."
Далее. Христа мы называем Добрым Пастырем, который готов жизнь положить за паству свою. Мы - христиане - разве не должны брать с Него пример в этом? Для чего вообще существует коллективное богослужение? В чём смысл православной эклесиологии? Почему бы всем не разбежаться по отдельным хибаркам, забыть друг про друга, да и спасаться втихомолку индивидуально ради будущих блаженств? Почему нужно общение? Почему мы говорим, что церковь - это Тело Христово? Потому что есть на свете вещи, которые могут быть достоянием только ЦЕЛОГО. Распавшись же по кускам, разделившись (вот видите, снова мы находим указания на "разделения от Бога") мы потеряем и веру и силу и откровение и благодать и всяческое упование на что-либо светлое "по ту сторону" вообще. В древнем символе веры были такие строки: "верую в общение[совместное причастие] святых". Под святыми понимались все верующие последователи Христа. Эпштейн, судя по всему, в такие категории не верит.

2) Эпштейн утверждает одну замечательную вещь: "Роза Мира не только уже содержит в себе все основные элементы антихристова царства, но с самого начала пронизана духом антихриста" (самый конец 10 главы). На мой взгляд это очень важно. Я совершенно согласился бы с автором, что и Роза Мира и царство антихриста будут сделаны "из одного и того же материала". В этом тезисе вообще какая-то своя великая правда сокрыта. И великое искушение тоже. Мы не зря говорим: "от любви до ненависти один шаг", в глубине души понимая, что и первое и второе тоже сделаны "из одного и того же материала". А радость и печаль? А свет и тьма? Что такое свет и тьма? - просто разные состояния одного и того же электромагнитного поля... Огромная масса есть таких дуальных пар. Чем ангел света принципиально отличается от демона? Да ни чем. Чем злодей отличается от праведника? Да, опять-таки, по сути дела, ни чем. Чем отличается гений от сумасшедшего?... И так далее...
Ну и что из всего этого следует? Боишься ненависти - не люби? Боишься грусти - не радуйся? Боишься сойти с ума - не занимайся математикой и не играй с шахматы? Боишься волков - не ходи в лес?... Нет, в самом деле! Как жить со всем этим, если бОльшая часть важнейших свойств человеческой души представляет из себя дуальные пары? Так бы и дети не рождались и жизнь бы засохла...
Простым топором можно и заколачивать гвозди и рубить дрова для печки, чтобы согреть замерзающих, а можно и убить человека. Или, вот атомный реактор и атомная бомба. На одних и тех же принципах работают. Или бытовая лампочка на 220 В и электрический стул. Или лекарства в медицине. Чем лекарство отличается от яда? Да ничем. Как говорят: "в медицине нет ядов, есть только дозы"...
На практике, однако, придумали, как выкрутиться из такого рода ситуации и ввели технику безопасности. Техника безопасности не говорит: "увидишь включённый рубильник - брось всё и беги от него подальше, пока не убило! Нет. Она учит надеть диэлектрические перчатки и ботики, взять измерительную вилку в руки, померить, что где... и так далее.
Так и с Розой Мира. Должна быть своя "техника духовной безопасности", чтобы не прельститься вредоносным, но, в то же самое время, не закрыть себя от Света. По идее, "человек облагороженного образца" будет научен насколько это возможно способности к "различению духов". Но, как предвидел Андреев, это не защитит его полностью, ибо всё равно останутся неразрешённые противоречия. Именно ОНИ (противоречия), а отнюдь не всеобщая скука по Эпштейну, станут истинной причиной успеха учения анти-бога. Одним из этих противоречий явится сексуальная жизнь - проблема, которую Роза так и не сумеет до конца осилить.
То есть, важен такой факт: учение Розы, даже при всём её торжестве, будет являть собой СИСТЕМУ НЕПОЛНУЮ, имеющую некоторые незаткнутые дырки, через которые и просочиться искушение.
Тогда конечно можно задать вопрос: зачем объединять человечество ДО тех пор, пока будет выработано истинно ПОЛНОЕ учение без дырок? Насколько я понял Андреева, для "меньшего зла", ибо иначе инициатива будет выпущена из рук и мир может объединится гораздо раньше и на значительно более тёмной основе (мировая тирания) и тогда число жертв и объём страданий станут просто неисчислимыми.
Тут важен ещё и вот такой момент. Мы все (и Эпштейн, естественно, тоже), говоря о Розе Мира в будущем, тем не менее, примеряем её, как бы, на себя в настоящем. Совершаем такое, своего рода, замещение, ибо действительно: если поглядеть на сегодняшний мир, на СЕГОДНЯШНЕЕ состояние религий, на массу всяческих прискорбных реалий общественной жизни, и вообразить себе объединение ЭТОГО (!) мира на обрисованной в общих чертах Андреевым основе, то мы не сможем не ужаснуться! Тут воистину нечего и обсуждать даже! Объединение на сегодняшний день неразумно и нереально. Мы ещё не дошли до того уровня, когда вопрос можно будет поставить в практической плоскости. Поэтому критика книги с одной стороны ПОЛЕЗНА, чтобы никто не кидался скорее "просветлять сущность государства" и устанавливать этический над-государственный контроль. Но с другой стороны, я бы не хотел видеть в критике Розы Мира попыток дискредитировать саму ИДЕЮ построения КОГДА-НИБУДЬ "религиозного коммунизма".
Между прочим, "религиозный коммунизм" (заезженное слово, согласен), но это в сущности, та же самая православная соборность, а если православная церковь однажды охватила бы весь мир - вот и получилось бы уже нечто вроде той структуры, о которой Андреев и писал. Я тут имею ввиду церковь не как организацию, а как прежде всего вероучение и образ жизни (а формально церквей может быть и много, как и сейчас в мире больше десятка православных церквей и все находятся в евхаристическом общении друг с другом).

3) Эпштейн справедливо уделяет много внимания изменению Андреевым христологического догмата. Я имею ввиду "выражение" вместо "воплощения". Он также совершенно справедливо опасается, что церковь в случае принятия такой поправки, потеряет Христа. Здесь я сам в тупике. С одной стороны идея Андреева выражает кажется некий глубинный смысл, ибо действительно крайне трудно вообразить себе абсолютное соединение всей полноты Бога-Творца Вселенной и просто обычного человека. С другой стороны, нет совершенно никакого желания пытаться своим умом что-то в объяснении этого мистического акта корректировать. Вот за это предостережение я, честно говоря, очень БЛАГОДАРЕН Эпштейну. Это проблема, о ней должно быть объявлено в полный голос, и её как-то кому-то (может и всем нам отчасти) придётся однажды решать. Но, в сущности и сам Андреев, если почитать текст той главы, не слишком настаивал на принятии именно его формулировки. Он просто предложил, как бы, за неимением лучшего, но я помню кое-где в своей книге он делал ударение на том, что не ему лично, а богословам и мистикам будущего предстоит примирять возникающие между разными светлыми религиями коллизии. Моё мнение по этому вопросу пока таково, что потребуются новые откровения. Причём, не только в христианстве, но и в остальных религиях также. На это должно быть вселенское благословение свыше - светлая санкция, выражаясь языком Розы. А до тех пор не желательно слепым учить зрячих. Пусть пока всё остаётся, как есть, но думать об этой проблеме и пытаться понять "не надеясь" - я думаю вреда не принесёт.

4) Женственность.
Вот Эпштейн говорит в 10-й главе: "Роза Мира есть откровение об эротической природе Божества и в этом она прямо подготавливает царство антихриста, которое по описанию Андреева есть стихия сексуальности, возведённой в религиозный культ."
Вот в утверждении этой мысли присутствует, на мой взгляд, одна методологическая ошибка. Это попытка перенесения реальности иных миров в наш мир с добавлением личной коррекции без указания того, что это именно ЛИЧНАЯ коррекция. Что я имею ввиду? Каким образом из признания факта женской ипостаси Троицы следует необходимость развития в Энрофе сексуальной вакханалии? Очевидно, что Эпштейн здесь делает личную коррекцию при облачении божественной любви в земные материи - то есть наделяет её сексуальностью. И далее уже совершенно справедливо начинает этот сексуальный разгул критиковать. Но суть-то в том, что любовь между мужской и женской ипостасями не имеет аналогов человеческим половым отношениям вообще, ибо для нас бытие Божие есть великая тайна, как же мы можем проводить такие параллели? Да и на земле между людьми не всякая любовь есть непременно секс. Разве не так? Ведь, следуя логике Эпштейна, можно в принципе и из любви Бога-Отца к Богу-Сыну вывести гомосексуальный инцест. Почему нет? Специфику бытия Божия надо очень чётко отличать от специфики жизни человека, тем более ещё и в мире после грехопадения. Мнение Соловьёва о половой любви, как средстве восхождения к Вечной Женственности, приведённое Эпштейном в той же главе чуть выше - это мнение Соловьёва и к Розе Мира непосредственно оно никакого отношения не имеет. Зачем делать подобный симбиоз? Меня вообще немного удивляет такое настойчивое стремление автора связать книгу Андреева с работами других русских духовных писателей. Как будто сходство с тем или иным отрывком из Соловьёва или из Достоевского может быть реально признано аргументом за или против какого-то утверждения в Розе. У каждого свой путь, каждый имеет право на своё мнение и своё вИдение: в чём-то они схожи, в чём-то нет, в чём-то вовсе противоречат друг другу, ну и что из этого?
Что же касается опасения, что такое новое понимание Троицы неизбежно спровоцирует сексуальный культ, то это ещё надо постараться. Почему, например, нас не смущает в Евангелиях тот факт, что вокруг Иисуса очень часто было много молодых женщин, которые Его ЛЮБИЛИ и Он их ЛЮБИЛ? Или кто-то скажет, что Мария Магдалина не любила Христа? Или, что Он всех прочих любил, а её нет? Ведь очевидно же! Но мы, читая об этом, почему-то не воображаем себе сексуальную компоненту этой любви, хотя и исповедуем Христа истинным человеком? Казантакис только додумался, вроде бы, но я не читал его и мне трудно судить о том, КАК ИМЕННО он это себе представлял.
А идея мистического брака невесты-церкви и жениха-Христа? Почему это никого не вводит в досужие мысли? - Потому, что сумели понять, что во Христе мы все - есть НОВАЯ ПЛОТЬ, в которой "не женятся и замуж не выходят, но пребывают, как ангелы на небеси".
Наконец, официально учат в семинариях даже, что Иисус, как совершенный Новый Адам совмещал в себе ДВЕ природы - и мужскую и женскую (ведь по легенде Ева была сотворена из ребра Адама). Опять же, почему это никого не вводит в грех? А ведь можно тут много всякого понапридумывать при желании!..
Далее. Разве сейчас в православии мы можем определить Бога, как "Его" или "Её"? Да, мы всегда говорим "Он", то есть, обращаемся к Богу, как к мужской сущности, но ведь любой священник вам скажет, что Бог превыше всех и всяческих разделений. То есть, в Боге УЖЕ есть вся полнота - в том числе и полнота мужского и женского.
Но важно, на мой взгляд, вот что: осознание Мировой Женственности должно идти от его понимания большинством "простого народа". То есть, это должно стать именно фактом духовной жизни людей прежде, чем это могло бы стать элементом учения о Троице. Его нельзя навязывать, его нельзя выводить из каких-то логических построений, конструкций или визионерского опыта отдельных одарённых личностей. Мне очень нравится фраза: "чтобы что-то понять, надо это сначала прожить". То есть, ощущение Мировой Женственности (через Её божественную нежность, мягкость, кротость, ласку и безграничное самопожертвование) должно быть прежде "прожито" посредством реального духовного опыта многих, и только потом уже отлито в форму вероучительной формулы.
Кстати, Андреев об аналогичных вещах так же говорил. В его главе о "решающем тезисе". Он очень осторожно прикасался к этому вопросу, не советуя никому с этим спешить и продолжать верить, как и раньше, если только это вводит во искушение.
Что же касается того, что антихрист использует такое понимание Троицы в своих целях... Гм... Скажите, люди, а где гарантия того, что антихрист не использует в своих целях уже существующее понимание Троицы? В чём-чём, но в уме ведь ему не откажешь. Иудеи и мусульмане, например, нас однозначно считают исказителями Истины, отступившими в понимании Бога в сторону язычества. То есть, для них наша Троица - УЖЕ СЕЙЧАС есть грех!
Нет такого добра, которое при большом желании нельзя бы было обратить во зло. И даже внутри православия сейчас есть масса ересей, стремящихся расколоть церковь изнутри (вот опять, видите! - опять про расколы речь идёт): одни упрекают РПЦ, что она с коммунистами сотрудничала, другие, что Николая II канонизировали, третьим календарь не нравится, четвёртым наоборот настолько нравится, что они готовы за него во всех кирпичами кидаться. Спорят и про язык богослужения и про систему церковного образования и про обрядовую практику и.т.д. и.т.п. и нет этому конца. То есть, смотрите (!) грех и искушения приходят в первую очередь не из формулировки догмата - они в первую очередь приходят из строя души! И пока в душе остаётся хоть что-то непросветлённое, там всегда найдётся и плодотворная почва для антихриста.
Естественно, провоцировать не надо. Я совершенно согласен с этим (см. комментарий выше), но и в сегодняшней церкви и в вероучении её есть уже столько дырок и неразработанных вопросов, которые можно с успехом поэксплуатировать, что неизвестно, что опаснее.

Итак, теперь срезюмирую:
я во многом согласен с автором, если говорить о том КАК и КОГДА создавать Розу Мира. Тут масса вопросов и проблем и Андреев действительно был очень слабым политиком, так что тут лучше самому смотреть по обстоятельствам. Что же касается вопроса СТРОИТЬ ЛИ ЕЁ ВООБЩЕ, то тут я с Эпштейном несогласен принципиально и категорически, ибо он, на мой взгляд, явно противоречит не только Розе Мира, но в первую очередь и всему православному учению, как о пришествии и миссии Христа, так и о роли и месте церкви в мире.

Вот такие соображения.

Pixie

 

 

 

Hosted by uCoz